Поделиться:


На краю земли

политических интересах. В отношении соглашения высказывались самые невероятные предположения, однако выборы в Австралии прошли, страсти поутихли, и здравый смысл взял верх — в Австралии также зазвучали голоса в поддержку ратификации двустороннего соглашения, так как все выдвинутые против России обвинения — например, в возможном использовании австралийского урана для наработки военного материала в других странах — выглядели просто нелепо, особенно учитывая многолетнее участие России в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).В чем же отличие ратифицированного Советом Федерации соглашения от аналогичного документа, датированного февралем 1990 года? Помимо того, что соглашение было подписано уже не существующим ныне СССР, оно содержало и важнейший сущностный аспект: соглашение оговаривало возможность использования австралийского урана Россией только в интересах поставок для третьих стран, но не для нужд российской стороны. Новое соглашение (старый документ утрачивает свою силу после вступления нового соглашения) разрешает эту коллизию. Новые блоки = больше уранаИзвестно, что Австралия — абсолютный мировой лидер по подтвержденным запасам природного урана.

В то же время Россия, хотя и занимает в этом списке третье место, однако уступает заокеанскому соседу в привлекательности урановых запасов по уровню себестоимости — иными словами, добывать уран в России гораздо менее выгодно, чем, допустим, добывать его в Австралии или даже покупать его в этой стране. Поэтому соглашение явится мощным подспорьем и для отечественной масштабной программы развития атомной отрасли, и для наших планов по строительству АЭС за рубежом — только в этом году Индия оговорила с Росатомом строительство 12 новых энергоблоков, Турция – 4-х, Украина — еще 2-х… И это далеко не полный перечень тех, кто желает пользоваться российскими ядерными технологиями у себя стране — здесь отдельная очередь ожидающих. Так что австралийский уран для Госкорпорации «Росатом» явно не будет лишним. Австралия же также сможет извлечь свою выгоду — стороны могут объединиться и вместе предлагать другим странам продукт более высокой стадии передела, то есть торговать уже не природным, а обогащенным ураном. «Россия заинтересована в загрузке своих перерабатывающих мощностей по обогащению урана. Этот соглашение дает России новые возможности на мировом рынке обогащения урана и производства ядерного топлива в мирных целях, а для Австралии — это хороший способ диверсифицировать свои урановые поставки, имея Россию в качестве надежного партнера», — уверен член Совета Федерации Владимир Жидких.

Его поддерживает и вице-президент РНЦ «Курчатовский институт», академик РАН Николай Пономарев-Степной: «Раньше Австралия не могла нам продавать уран — необходимы были гарантии его гражданского применения. Теперь это ограничение снято, потому что у нас есть фактически «открытый» обогатительный комбинат в Ангарске. И вопрос запрета больше не мешает нам сотрудничать с Австралией», — подчеркивает академик. «Это соглашение подписано на 30 лет, но я думаю, что оно будет продлено, потому что если взять только что построенный реактор, то он будет работать 60 лет. И мы на этот срок должны быть обеспечены топливом для него», — отметил ученый.

Кстати, соглашение важно еще и потому, что теперь Австралия «Росатому» «не чужая» — с приобретением контрольного пакета акций канадской уранодобывающей компании “Uranium One” «Росатому» достался и «кусочек» австралийского урана: “Uranium One” имеет долю в консорциуме, разрабатывающем небольшое урановое месторождение Honey Moon в Австралии. Вот было бы любопытно, если бы австралийское законодательство не позволило бы «Росатому» вывозить в Россию уран, добытый контролируемой им компанией… Но теперь это в области фантастики — с ратификацией соглашения такая гипотетическая возможность даже не рассматривается. Елена Юрьева