Поделиться:


Атомщики зовут в «Прорыв»

Ядерная энергетика на сегодняшний день исчерпала не только технологический ресурс (а это в условиях конкуренции значит и экономический), но и моральный. Да, что-то можно улучшить, но качественного рывка это улучшение не даст. Более того, проблемы, которые создает атомная энергетика, только наращиваются, и их решение откладывается на будущее. В первую очередь, это проблема отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Сами атомщики называют его облученным ядерным топливом, способным на дальнейшее использование при соответствующих технологиях, а население (особенно противники ядерной энергетики) — отходами. Они имеют свойство накапливаться. И если все оставить как есть, то активность этих, находящихся на специальном хранении, материалов достигнет природных фоновых значений только через 220 тысяч лет.

Туманные перспективы атомной энергетики только усугубились известными авариями на АЭС. Поэтому многие страны не то что прекратили наращивать свои ядерные энергетические мощности — сделали ставку на принципиальное сворачивание атомной энергетики. «Глобальная ядерная энергетика, — сказал Валерий Рачков, научный руководитель Физико-энергетического института имени Лейпунского, — последние 30 лет находится в кризисном состоянии. Максимальная доля АЭС в выработке глобальной электроэнергии в 17 % была достигнута в начале 90-х годов. Но сегодня она снизилась до 13 %. Прогнозы указывают на вероятность дальнейшего снижения этой доли».

Между тем, ученые-атомщики считают, что эта проблема не носит фатально неразрешимый характер. И ответ на императивы, которые сегодня предъявляются атомной энергетике (безопасность, экологическая приемлемость и экономическая эффективность) может быть положительным. И содержится он в технологиях, связанных с ректорами на быстрых нейтронах. В России эти планы воплотились в проект, красиво названный «Прорыв». Об этом проекте на секции «Перспективы развития атомной отрасли» докладывал Евгений Адамов, бывший глава Минатома, а ныне научный руководитель ОАО «НИКИЭТ» имени Доллежаля», председатель технического комитета проекта «Прорыв».

По его словам, стратегическая задача отрасли — значительное увеличение роли ядерной энергетики в решении проблем устойчивого развития России — может быть решена в рамках реализации проекта «Прорыв», объединяющего технологии быстрого реактора (БР) и закрытого ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ), удовлетворяющих требованиям «естественной безопасности» (в ядерной, экологической и политической областях) и ресурсной обеспеченности.

Напомню, что ЗЯТЦ призван технологически обеспечить равновесие между радиоактивностью, сопутствующей природным материалам, используемым в ядерной отрасли, и радиоактивностью материалов, возвращаемых обратно в природу. И если раньше материалам ОЯТ требовалось 220 тысяч лет, чтобы достичь фоновой радиоактивности, то в технологиях, используемых в БР, этот процесс ускоряется за счет практически полного использования энергетического потенциала добываемого сырья. А радиоактивность тех действительно отходов, которые остаются после использования в БР, достигает естественного, природного фона в течение обозримых 150-300 лет. Хотя запасы ядерного топлива, используемого в ныне действующих реакторах, и значительны, но все же ограничены, то топлива, используемого в БР, по словам Рачкова, хватит на две-три тысячи лет.

Что же касается требований безопасности, то в реакторах на быстрых нейтронах исключается деление на проектные и запроектные аварии; в конструкции ядерного реактора нет материалов с потенциями взрыва или пожара; при любых отказах в системах АЭС, ошибках персонала и реализуемых внешних воздействиях исключены выбросы радиоактивности в окружающую среду, требующие эвакуации населения.

В новых технологиях практически нет нерешенных фундаментальных физических проблем. Отдельные технологические решения будут отрабатываться в установке типа «БРЕСТ-ОД- 300», которая, согласно планам (пока еще не обретшим законную силу), будет размещена на территории СХК. Вместе с реактором здесь будет построен и завод для переработки ОЯТ и рефабрикации топлива, так называемый пристанционный ядерный топливный цикл (ПЯТЦ). Этот комплекс объективно решает и еще одну задачу, очень важную с точки зрения безопасности, с точки зрения нераспространения ядерных материалов. С использованием реактора на быстрых нейтронах, и особенно при производстве электроэнергии на таком комплексе, который планируется разместить в Северске, резко сокращаются перевозки опасных материалов.

Почему комплекс планируют разместить в Северске, а не на Урале, как это планировалось раньше? Адамов объяснил (кстати сказать, именно он, еще будучи министром, подписал первоначально приказ о размещении «БРЕСТ-300» на Урале), что он и сейчас считает эти две площадки равноценными, хотя какой именно фактор, не учтенный раньше, сейчас склонил чашу весов в пользу Томска, так и не сказал. Зато сказал, что Томск неизбежно будет местом развития новой ядерной энергетики. В свою очередь гендиректор СХК Сергей Точилин заметил, что именно Томск стал инициатором перетягивания проекта в область с Урала.

Почему выбран Томск, об этом очень хорошо рассказал ректор ТПУ Петр Чубик. Он заметил, что его доклад, обозначенный в программе «Томские университеты в проекте «Прорыв», назван не совсем точно. Правильнее было бы говорить о консорциуме университетов и научных учреждений. По его словам, подготовка специалистов для атомной отрасли ведется в нескольких томских университетах. «Подготовка, — сказал Чубик, — ведется по 43 прямо или косвенно связанным с отраслью направлениям и специальностям. В Томске готовят кадры от поиска, разведки и добычи уранового сырья до утилизации облученного ядерного топлива. За 60 лет подготовлено более 14 тысяч специалистов». А в текущем году ТПУ выполняет 67 контрактов по научной тематике атомной сферы.

Почему выбран СХК, рассказал в своем выступлении и генеральный директор предприятия Сергей Точилин. Здесь имеются подходящие площади, а главное — опытные кадры реакторщиков и радиохимиков.

На форуме, кроме упомянутой ранее, работали еще три секции: «Проект «Прорыв» — создание ядерных энерготехнологий нового поколения», «Переработка облученного ядерного топлива. Обращение с РАО» и «Атомная энергетика и гражданское общество — развитие диалога».
Уточнялись понятия, давались ответы на вопросы. Представители альтернативной энергетики имели возможность высказать и свою позицию по данному вопросу.

Увы, позиции скептиков и противников строительства в Томске нового ядерного объекта выглядели не совсем убедительно. Так, Игорь Яскевич, руководитель группы «Безъядерный Томск» отстаивал позицию, что все, мол, уже решено окончательно, решено тайно, позиция общественности не учтена. В пользу этого, по его словам, говорит такой факт, как решение об отведении участка под будущее строительство без учета мнения общественности. В ответ на это главный конструктор «БРЕСТ-300» Вадим Лемехов сказал, что никакого нарушения существующего законодательства нет. Чтобы будущий проект представить на суд общественности, он должен быть рассчитан под конкретную площадку. А для этого площадку выбирают, не спрашивая общественность. Дело же общественности — одобрить или не одобрить подготовленную концепцию проекта в целом.

Игорь Яскевич возмущался и тем, что будущие общественные слушания будут проходить в закрытом Северске, а не в Томске. Как будто в ЗАТО живут не люди, а железные роботы. А главное — эта процедура проходит в полном соответствии с законом, который предусматривает проведение подобных слушаний именно на территории муниципального образовании, на котором планируется строительство.

Одна представительница общественности выразила возмущение отсутствием информации по планируемому строительству. Хотя сам по себе форум и был как раз шагом для информирования общественности, для установления с ней конструктивного диалога. Материалы по проекту имеются в Интернете.

В этом смысле форум для диалога представил прекрасную возможность. Об этом при закрытии форума сказал Сергей Барановский, зампредседателя Общественного совета ГК «Росатом», президент Зеленого Креста, председатель Российского экологического конгресса. Он заметил, что участвует в подобном форуме уже в 13-й раз (форум проходит два раза в год). И нынешний оказался наиболее интересным. Активную позицию в отношении его проведения заняли областные власти. В других регионах, заметил Барановский, случалось, что власти неохотно принимали форум. Здесь же — что удивительно — заместитель губернатора Владимир Жидких досидел до самого конца дискуссии.

Виктор Свинин

взято news.vtomske.ru/details/57690.html