Поделиться:


Перспективы есть

– Ходят слухи, что ОДЦ теперь не «дочка» комбината, а «дочка» Росатома. Это правда?
— На сегодняшний день мы являемся дочерним предприятием Сибирского химического комбината. Сегодня мы занимаемся формированием уставного капитала и завершением процедур лицензирования деятельности.
В соответствии с бизнес-планом Опытно-демонстрацион-ный центр должен стать базовым предприятием отрасли по выводу из эксплуатации уран-графитовых реакторов как однотипных объектов использования атомной энергии.

— Как перевод «под крыло» Росатома отразится на работниках предприятия?
— С точки зрения местонахождения предприятия ничего не поменяется. Мы будем по-прежнему базироваться в городе Северске, на площадках реакторного завода, но работы будем вести и уже ведем практически по всей России.
При этом мы сегодня работаем на Горно-химическом комбинате, Белоярской атомной станции, Балаковской атомной станции и ПО «Маяк». Объекты, на которых мы работаем и планируем работать, находятся в разных точках страны, поэтому очень часто работа будет иметь выездной характер.

— В нашей последней беседе речь шла о том, что к сентябрю должны быть получены последние две необходимые лицензии для работы и весь персонал с реакторного завода можно будет полностью перевести в ОДЦ. Прокомментируйте этот процесс.
– К сожалению, процессы пошли не так, как планировали, сроки несколько сдвинулись. Сейчас мы уже в очередной раз сдали документы в Росприроднадзор, идет процедура экологической экспертизы. Параллельно проходим процедуру государственной технической экспертизы. Но у нас уже есть минимально необходимый объем лицензий, который позволяет нам работать, хотя часть персонала еще трудится на реакторном заводе. Мы должны закончить весь этот процесс к концу текущего года.

— Чем вы занимаетесь на сегодняшний день?
— На сегодняшний день у нас четыре госконтракта. Контракт по выводу из эксплуатации ЭИ-2,
сопряженный с ним контракт на выполнение НИОКР для целей разработки технологии вывода из эксплуатации этого же реактора. Плюс два больших госконтракта — по выводу из эксплуатации уран-графитовых реакторов ФГУП «Горно-химический комбинат» (на срок до конца 2013 года), а также первого и второго блоков Белоярской АЭС (срок до конца 2015 года).
Что касается реактора ЭИ-2,
работы выполняются с опережением графика. Окончанием этого госконтракта является выполнение всего объема подготовительных работ, проведение полного демонтажа оборудования. По сути должно остаться пустое здание, в центре которого находится реактор. Мы должны подготовить технологические тракты для бесполостного заполнения реактора барьерными материалами. Технологию создания этих барьеров мы отрабатывали и продолжаем отрабатывать на стендах — имитаторах реакторных конструкций.
Наша деятельность направлена на то, чтобы уменьшать риски, связанные с остановленными объектами использования атомной энергии. Мы создаем безопасный для человека и окружающей среды объект захоронения.

– Каким образом формируется кадровый состав предприятия?
– Сейчас наш состав — около 300 человек. На данный момент ведется прием дополнительного персонала. Костяк предприятия формируется за счет работников реакторного завода. Для выполнения всех намеченных работ этих людей, безусловно, не хватит.
Прием кадров осуществляется на выполнение конкретных работ, по срочным договорам. Но по окончании одного проекта работники должны стремиться попасть в следующий. Мы пытаемся стимулировать их и заработной платой, строим внутреннюю конкурентную среду, формируем бригады для более эффективной работы. Каждая бригада получает определенные задачи, сроки, членам бригады устанавливается надбавка за достижения результатов в конечный срок.

— В каких специалистах вы сейчас нуждаетесь?
— В основном это рабочий персонал для выполнения демонтажа оборудования, зданий. Существенная потребность в квалифицированных инженерах-дозиметристах, которые должны будут обеспечивать безопасность труда персонала — проведение дезактивации, установка защитных экранов, применении дистанционных технологий.
Мы готовы обучать рабочих и специалистов смежным профессиям. Наша деятельность очень разнообразная, и нам важно, чтобы сотрудник обладал широким спектром возможностей, несколькими специальностями.

— На предприятии было введено несколько интересных установок, они приносят какую-то прибыль?
— С помощью этих установок мы формируем технологические заделы на будущее.
Например, установка по обращению с радиоактивными отходами в виде иловых отложений. До конца года мы должны получить технологические решения, чтобы решить проблему с кондиционированием иловых отложений.
Мы построили технологический процесс по переработке демонтированного кабеля, получаем вторичное сырье в виде сечки меди, которое реализуем на рынке. Это дает некоторую прибыль.
Установка по бетону — экспериментальная, отрабатываем режимы для построения эффективного процесса по разрушению бетона. Еще есть печь плавления, где мы отрабатываем технологии дезактивации алюминия. До конца года планируем собрать и посмотреть режимы установки по утилизации облученного графита методом сжигания. Разработан проект по переработке твердых радиоактивных отходов. Все установки построены на наработке опыта, в частности обращения с РАО, переработки отходов, получения вторичных ресурсов.

— Ваши планы на будущее?
— На сегодняшний день у нас сформирован портфель заказов. Мы готовы вступать в конкурсную борьбу за следующие проекты. У предприятия есть определенный задел: наличие персонала, оборудования; опыт работы и квалификацию наращиваем. Мы выигрывали почти все конкурсы, в которых участвовали.
Рынок вывода из эксплуатации формируется. Особенность в том, что пока он весь основан на государственном заказе, финансируется из федерального бюджета. В 2016-20 годах может появиться еще один значимый источник — концерн «Росэнерго-атом», у него уже есть собственные средства на вывод из эксплуатации. Мы сейчас стремимся проявлять себя в концерне, показать, что готовы браться за сложные задачи. Я считаю, мы сможем достойно конкурировать на этом рынке.

Подготовили
Анастасия БАЛЯСНИКОВА,
Марина МИФТАХОВА